Верховный суд разъяснил, что платить раньше – основной долг по кредиту или проценты по штрафам

Острый вопрос для многих должников, кстати. Что платится сначала? Штрафы и неустойки или же основное тело кредита? Про ситуацию в статье нужно понимать одно:  Верховный суд разъяснил конкретный случай. То есть, даже если вы сами пойдете в суд, то шанс получить точно такое же решение – 50 на 50. Это не принудиловка. Остается только надеяться, что рано или поздно решение примут в виде постановлении Пленума (и после этого оно станет принудительным для всех), ну или хотя бы этот случай войдет в обзор судебной практики.

 

Насколько законно то, что при погашении кредита средства направляются сначала на уплату процентов по штрафам и неустойкам, а только потом – на погашение основного долга? Две инстанции, разбиравшиеся в вопросе соответствия условий договора законодательству, пришли к противоречивым выводам. Разрешать спор пришлось Верховному суду. Он напомнил банкам, что проценты бывают разные.

Банк забрал лишнее

Ольга Дарьина* заключила кредитный договор с ООО “ВСБ”. По условиям договора кредитор предоставлял ей 170 000 руб. под 14,75% годовых, а возвращать его надо было ежемесячными платежами не менее 7085 руб. Дарьина выплатила кредит и проценты за пользование кредитом досрочно, но по ее подсчётам банку она переплатила 1187 руб. Женщина решила: к нарушению ее прав привело то, что в договоре есть условия, которые нарушают ее права потребителя. В частности, по условиям договора датой погашения кредита, уплаты процентов штрафов и пени была дата поступления денег в кассу или на счёт Дарьиной в ВСБ (п. 2.4.2. договора). Если же появлялась просроченная задолженность, то выплаченные для ее погашения деньги, если их не хватало, направлялись сначала на погашение штрафов и неустоек, процентов, а потом – основного долга по кредиту (п. 4.2 договора). Из-за этого, когда Дарьина платила не всю сумму, процент за пользование денежными средствами увеличивался и составлял 45% годовых от суммы задолженности по кредиту вместо оговоренных 14,5%, что и привело к переплате

В иске, направленном в Кировский районный суд Самары (дело № 2-2729/2016 ~ М-1777/2016), она настаивала, что условия, определяющие момент исполнения обязательств и устанавливающие первоочередное погашение требований по штрафам и неустойкам перед другими требованиями, следует признать недействительными, поскольку они нарушают права потребителя. А переплаченные деньги она требовала, соответственно, вернуть.

Разные суды – разные мнения

Первая инстанция признала оба оспариваемых условия договора недействительными и обязала банк произвести перерасчёт уплаченных сумм. Райсуд исходил из того, что условие договора, касающееся даты погашения, противоречит положениям ст. 37 Закона о защите прав потребителей, по которым датой исполнения обязательств считается дата внесения денег в банк или платежному агенту.

Что касается положения договора о первоочередном погашении штрафов и неустоек перед другими обязательствами заемщика, то они, по мнению суда, противоречат положениям ст. 319 ГК. “Под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, принимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т. д. Проценты, предусмотренные ст. 395 Кодекса за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга”, – сослался суд на п. 11 постановления Пленума ВС № 13 и Пленума ВАС № 14 “О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами”.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, где банк оспорил решение, в удовлетворении требований Дарьиной отказала (дело № 33-11193/2016). В апелляции решили, что изменение сторонами договора очередности погашения требований по денежному обязательству, установленной ст. 319 ГК, не противоречит закону и не ущемляет права потребителя. Истец добровольно заключила кредитный договор на предложенных условиях, с которыми она была ознакомлена и которые она обязалась соблюдать, указали в облсуде.

Проценты процентам рознь

В Верховном суде, где в итоге и оказалось дело, позицию облсуда не поддержали. Речь в данном случае не идет о свободе договора, о котором говорила апелляция, заключил суд. “Положения ст. 319 ГК РФ, устанавливающие очерёдность погашения требований по денежному обязательству, могут быть изменены соглашением сторон, однако таким соглашением может быть изменен порядок погашения лишь тех требований, которые названы в этой правовой норме,” – обратил внимание ВС. В деле Дарьиной речь идет о требованиях, в законе не указанных, – в частности, о штрафах и неустойках.

Кредитные организации настойчиво утверждают в своих типовых формах договоров, что неустойки платятся в первую очередь. Иногда даже пытаются обосновать, что при этом ст. 319 ГК РФ не нарушается, потому что предусмотренная в ней очередность не затрагивается, а штрафы платятся вне очереди, и т. п. Такого рода ухищрения неэффективны, и ВС РФ в очередной раз это подчеркнул. Норма ст. 319 ГК РФ диспозитивна, но только в пределах ее диспозиции – изменить можно очередность погашения только тех требований, которые в ней указаны. В плане объема же диспозиции это норма императивная, т. е. расширить перечень требований, в отношении которых устанавливается очередность, нельзя. Санкции и другие не указанные в диспозиции ст. 319 ГК РФ требования погашаются в последний черед, и это не зависит от характера отношений (потребительские или предпринимательские).

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

 

https://pravo.ru/story/view/141436/

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *